«Я часто не позволяю себе влюбляться», — Максим Чмерковский

Холостяк

Телешоу «Холостяк» стартует на СТБ в середине марта. Это
украинский вариант известного американского шоу The Bachelor, в котором
за сердце красивого и успешного мужчины борются 25 девушек.

Одну из них он выберет себе в жены. Для Украины холостяка выписали
из Штатов: им стал Максим Чмерковский — бывший одессит, эмигрировавший
в Америку и добившийся там огромных успехов. Ныне хореограф Чмерковский
по рейтингу влиятельного американского журнала «ОК!» занимает второе
место среди самых красивых мужчин мира, уступая лишь Дэвиду Бекхэму.
Через пять минут общения я поняла: Макс — человек-настроение. Во время
интервью оно у него менялось раз 15! Он смеялся, грустил, иронизировал…
И, по-моему, ни разу не сфальшивил: что думал, то и говорил. С легким
американским акцентом.

— Максим, если уж вы решили искать невесту в режиме
реалити-шоу, то почему выбрали наш, а не американский
проект?

— Моя семья эмигрировала в Штаты, когда мне было 14, а моему брату Вале
восемь. С тех пор мы как-то и не там, и не здесь. Пытаемся прижиться в
Америке, но… Жизнь другая, менталитет. Недавно побывал в Одессе и
понял: моя душа — здесь. Хотя Нью-Йорк тоже считаю своим домом, и
гражданство у меня американское. Ничего не имею против их женщин. Но
они другие! Вот как американкам объяснить, к примеру, что такое
кузькина мать? (улыбается) Или сибирский цирюльник? Валя лучше меня
ассимилировался в США. Наверное, потому что младше… Я ехал в Украину на
«Холостяка» вслепую. Фото 25 девушек, которых отобрали из 6 тысяч, мне
не показывали. Понятия не имею, как их отбирали! Познакомили меня с
ними уже на проекте: так сказать, для чистоты эксперимента.

— В любовь с первого взгляда верите? Многие скептически к ней
относятся…

— Мне кажется, мы вообще скептическая нация! И это всего касается… Я не
знаю. У меня любви не было. К чувствам подхожу с холодной головой и
часто не позволяю себе влюбляться. Из-за постоянной занятости любовь
могу даже не заметить. Притом что проблем познакомиться у меня нет.

— Почему тогда не можете найти себе жену без всяких
«экспериментов»?

— У меня нет времени на поиски! Мне нужно, чтобы все было быстро. Да я
и не смотрю на этот проект как на телешоу. Для меня это возможность
узнать о себе что-то новое. Я уже давно не попадал в некомфортную для
меня ситуацию. Мне неприятно выбирать из живых людей, это как-то
странно. Напоминает отбор в школе в спортивную команду: «Ты, ты и… нет,
не ты». На церемониях роз очень переживаю, боюсь кого-то обидеть
(церемонией роз заканчивается каждая серия «Холостяка»: герой дарит
розу только тем девушкам, с которыми ему интересно продолжить общение.
Остальные покидают проект. — Авт.) Сейчас съемки на самом горячем
этапе. Из 25 девушек осталось шесть.

— Вы наверняка задумывались, что кому-то из них, возможно,
нравитесь не столько вы, сколько ваша известность и
статус.

— Сейчас у меня полностью поменялось восприятие этого. Мне кажется, я
не очень хорошо чувствую людей и что у них на уме… Да, действительно,
может случиться, что умная девушка умело обведет меня вокруг пальца. Но
это жизнь, и я не хочу закрываться, остерегаться кого-то.

— А что может вас ранить?

— Вот такая ситуация. Когда я поверю человеку, а он, оказывается,
использует меня в своих целях. Но пусть это будет на их совести. Я верю
в карму.

— Насколько я знаю, обязательное условие для вас — жениться
после проекта…

— Нет! Главное, чтобы я сделал предложение: все заканчивается
обручением. А будет ли настоящая свадьба, зависит от меня. Бывает, люди
расходятся. Может, когда я ближе узнаю эту девушку, она окажется
другой. Или я. Но не хотел бы, чтобы так получилось. Я настроен
серьезно. Знаете, очень люблю начитанных, интеллектуальных женщин. Мне
не интересно общаться только на темы туфель, носков и очков. Приятно
поговорить о политике, спорте, искусстве… Тогда отношения будут
комфортными.

— Брачный контракт собираетесь подписывать?

— Да, собираюсь. Но эти юридические моменты я не хотел бы
разглашать.

— В Нью-Йорке у вас четыре собственных танцевальных
студии…

— Да, и главные мои бизнес-партнеры — это папа и брат. Поначалу наша
финансовая ситуация не была тяжелой… Ее просто не было. Уехали из
Одессы в 90-х — родителям хотелось лучшей жизни. Нам, детям, никто
ничего не объяснял. Тогда была волна эмиграции. В Нью-Йорке мы сразу
начали работать: я танцевал, папа мыл посуду в пиццерии, мама нянчила
детей. Отец программист, через какое-то время он стал работать по
специальности… Я открыл первую студию, когда мне было 16. Вскоре папа
взял на себя часть работы: занимался финансовыми делами, общался с
родителями детей (первая студия была детской). Я же занимался
непосредственно танцами. Кстати, наибольшая проблема в подобных
заведениях — родители (улыбается) Представьте, я сам еще ребенок,
некоторые из моих учеников старше меня. И я должен как-то доказать
родителям, что их детям нужно учиться именно у меня, а не у тренера
соседней студии.

Американские «Танцы со звездами» сделали Чмерковского
звездой

— Для вас важно, чтобы будущая жена была столь же успешной, как
и вы?


— Это для меня не имеет значения…

— А что имеет? Она должна быть хозяйственной, убирать,
готовить?

— Она должна просто хотеть, чтобы все было красиво и убрано. А
подметать, стирать, мыть полы нет надобности. Для этого есть
специальные люди. Нет, я не ленивый, просто хочется освободить время
для более интересных вещей. А вот готовить — это был бы большой плюс. Я
привык к вкусной еде. Мама так классно готовит! Причем все: от холодца
и 18 видов борщей и супов до тортов, вареников и суши. Мама, хоть по
национальности русская, родилась и выросла в Ашхабаде. Вот в ее меню и
смешались азиатская, украинская и русская кухни. Она обожает готовить,
экспериментировать. После маминых обедов мы с братом сидим на белом
рисе…

— Диеты придерживаетесь?

— (Смеется) Да шучу я! Придерживаюсь активного образа жизни! Какая там
диета?! Кушаю все, что вижу. Сам я очень вкусно делаю… яичницу и
бутерброд. Меня не тянет к кулинарии. Бывает, правда, что мы с Валей
дома (с братом живем вместе, но он в одной половине дома, а я в другой)
и никуда не спешим, и он говорит: «Давай я сделаю это, а ты — то». И
тогда мы готовим.

— Мирно живете?

— Никогда не ссорились. Валя — мой лучший друг. Когда Вале было шесть,
я стал его тренером по танцам. Он всегда с большим уважением относился
ко мне, но в то же время это братские чувства.

— Помимо танцев еще каким-то спортом
занимаетесь?


— Любим и баскетбол, и плавание, и побегать, и попрыгать… Нам особенно
нравится спорт, где нужно соревноваться. Выигрывать хотим! Валя к тому
же еще и азартен.

— Вашего щенка-бульдога сейчас на попечение брата
оставили?

— Нет, он сейчас в Англии. Валя, как и я, много путешествует по миру.
За домом следит мама, родители близко живут. А со щенком гуляет отец.
Папа помешан на своей собаке (у них боксер, девочка), а заодно и на
моей.

— Максим, я слышала, вы в 12 лет сломали ногу после неудачного
падения на лыжах…

— Почти. На санках! Слетел с горы, и все было весело, пока я не
врезался в столб. Это случилось в Одессе. Судя по снимкам, я не должен
был ходить без палочки. Не то что танцевать. Перелом был закрытый, но
крайне серьезный. Тем не менее я выздоровел: благодаря папе и дедушке
моей тогдашней партнерши по танцам. У нас не было денег, и этот человек
очень помог. Мне сделали операцию, провели интенсивную терапию. В ногу
вставили железный стержень. Со временем, правда, я его вынул, сделав
еще одну операцию.

— Наверное, теперь на санки не
садитесь…


— Еще и как сажусь! А также на сноуборды, на лыжи и на все остальное!
Чего бояться-то?!

Справочная «Газеты…»

30-летний Максим Чмерковский — профессиональный танцор и хореограф
(специализируется на латиноамериканских бальных танцах), владеет
четырьмя танцевальными студиями в Нью-Йорке. Принимал участие в
американских «Танцах со звездами», по рейтингу авторитетного
американского журнала «ОК!» занимает второе место среди самых красивых
мужчин мира (уступает лишь Дэвиду Бекхэму). Кумиры Чмерковского,
повлиявшие на его «танцевальное» становление, — это артисты балета
Рудольф Нуриев и Михаил Барышников, лучший тэп-танцовщик современности
Сэвион Гловер и, естественно, Майкл Джексон.

Кстати

Как холостяк почти женился

В 2009 году американские СМИ облетела новость: женится самая красивая
пара тамошних «Танцев со звездами» — Максим Чмерковский и 5-кратная
чемпионка США по бальным танцам, 30-летняя Карина Смирнофф (к слову,
также эмигрантка из Украины). Но некоторое время спустя пара
рассталась, так и не дойдя до алтаря. «Все закончилось, — говорит об
этом Чмерковский. — Думаю, мы оба ошибались. Просто должны были
повстречаться и расстаться, но все очень быстро закрутилось. Я на этом
примере понял, что спешка в отношениях не нужна».

Автор: Екатерина Скрипникова. Фото Лады Бондаренко

ПРИВЕТСТВУЕМ!
Пожалуйста, помогите нам улучшить СТБ -
поставьте 2 честных галочки

1.

2. Мне

Пожалуйста, заполните все поля