PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
«Где будем жить с Ирой, мы решим в самое ближайшее время», – Андрей Искорнев | Холостяк
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImhvbG9zdHlhay5zdGIudWEiIHNyYz0iLy9wbGF5ZXIudmVydGFtZWRpYS5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4wMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

«Где будем жить с Ирой, мы решим в самое ближайшее время», – Андрей Искорнев

Холостяк

Развязка третьего сезона шоу «Холостяк» на канале СТБ внезапно обнаружила в любовном треугольнике Аня-Андрей-Яна четвертый угол – Иру. О том, как сохранить здравый рассудок в таком запутанном клубке человеческих судеб, главный герой проекта рассказал во второй части эксклюзивного интервью сайту СТБ

Андрей, для зрителей шоу «Холостяк» всё закончилось на том моменте, когда вы с Аней отплыли на катере вдаль. Интересно, что вы сделали первым делом, когда выключились камеры?

Честно вам признаюсь: мы были настолько уставшими – и физически, и эмоционально – что после выключения камер отправились прямиком в гостиницу, где сразу легли спать.

Каждый в своем номере?

Это не столь важно. Главное, что с завершением проекта история общения с девушками не закончилась. Жизнь продолжается.

Многие зрители отказываются понимать, почему вы не выбрали Яну. Интересно, в какой момент вы поняли, что не сможете построить с такой девушкой семью?

История отношений с Яной развивалась у нас очень бурно и неровно. Хоть мы и остаемся по-прежнему очень близкими людьми. Для меня эта история была одновременно счастьем и последующим несчастьем. Я всегда говорил, что хочу детей – для меня это важный момент. Когда с Яной не получилось, решил, что, наверное, между нами что-то не так. Яне нужно было вернуться к своей жизни, чтобы оклематься, да и мне тоже. А потом мы подумали и решили, что хватит пробовать.

Расскажите, как складывалось ваше дальнейшее общение с победительницей проекта Аней?

Когда Аня всё узнала, то решила устроить в наших отношениях тайм-аут, чтобы определиться: что же происходит в нашей жизни? как мы будем жить? и где будет этот ребенок от Яны? Впрочем, я быстро утвердился в мысли, что раз у меня будет ребенок от Яны, то ни о каких отношениях с Аней не может быть и речи.

Изменилось ли ваше мнение о девушках после увиденного на экране?

Да, меня удивили некоторые их комментарии. Я убежден, что даже то, что говорится впопыхах и сгоряча всегда имеет под собой какую-то базу. Все мы стараемся понравиться другим людям, тем более, когда находимся под взглядом телекамер. Многие девушки, оказавшись без пристального внимания операторов, начинали говорить с другими интонациями. Всё это читалось – мне было неприятно. Что касается Ани, Яны и Иры, то это отдельная история. Мои разочарования, которые случились после увиденного в эфире, их не касаются. А уколола меня, например, история Тани, которая пришла на проект на спор. Были и другие, которые хотели лишь одного – прославиться. Но про Аню, Яну и Иру я ничего плохого сказать не могу.

4J0C5994.jpg

В какой момент вы начали понимать свою ошибку? И чем вас покорила Ира?

Ира оказалась добрым другом. Она поддержала меня в той ситуации, которая возникла с Яной. Ира делилась со мной своей мудростью и, в общем, оказалась хорошим советчиком. Общаясь с Ирой, я понял, что когда-то она была в похожей ситуации. Поэтому нам было интересно делиться своими переживаниями. То есть всё началось с поддержки и дружбы, которая со временем переросла в более чувственные отношения. Не помню, кто из нас первым завязал общение, но мы практически сразу после проекта начали переписываться.

Долго ли пришлось убеждать Иру, что вам можно верить и что ваше отношение к ней серьезное?

Никто никого не убеждал – все было немного на ином уровне, ведь мы хорошо узнали друг друга на проекте. А вот когда Ира поняла, что со мной можно продолжать общение? – это скорее вопрос для нее.

Виделись ли вы после окончания проекта с Тишей, сыном Иры?

Нет, мы не виделись, но созванивались. Просто он заболел после проекта, да и тот график, по которому мы все жили и работали, не позволял найти время для личной встречи. Но я думаю, что мы увидимся в самое ближайшее время…

Хоть и в рамках телефонных разговоров – как складываются ваши отношения с малышом?

Прекрасно. Тиша – отличный парень. Он добрый и очень искренний. А еще он окружен любовью. Ребенок, подрастающий в таких условиях, это всегда очень позитивный персонаж. Он ищет новых друзей в своей жизни и меня, как мне хочется верить, рассматривает в качестве именно своего друга. Но мы с Ирой не пытаемся включить Тишу в историю наших отношений – вы же понимаете, что произошло слишком много всего. Мы не хотим давать Тише каких-то обещаний – он для своего возраста пережил достаточно потрясений. Поэтому будем все делать постепенно.

Как Ира представляет вас Тише, когда вы звоните?

Другом, конечно. Она говорит: «Тиша, возьми трубочку – дядя Андрей звонит…»

Расскажите напоследок о дальнейших планах. Планируете ли вы забирать Иру в Москву?

У Иры сейчас есть определенные планы, связанные с украинским телевидением. А у меня очень много работы в России. Поэтому мы пока просто летаем друг к другу, а вот где жить – решим в самое ближайшее время.

Андрей Искорнев и Ирина Скорикова

Вы бы сами чего хотели?

Я бы хотел, чтоб каждый развивался и не жертвовал своими ожиданиями от жизни даже ради близкого человека. В такой ситуации нужно сохранять партнерские отношения. Просто у меня и Иры есть определенные амбиции – мы не хотим перекрывать друг другу кислород, и их можно совместить с семейной жизнью. И думаю, что всё будет замечательно. Убежден, что в жизни никогда не стоит жертвовать там, где не нужно жертвовать.

Стало быть, пока работа на первом месте…

Ну, перелет Москва-Киев, как вы знаете, занимает меньше часа. В средней московской пробке люди тянуться гораздо дольше. Так что прилететь друг к другу нам не составляет никакой проблемы. Пока так и делаем.

Роман Щербаков, сайт STB.UA