PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Ирина Скорикова грозит Искорневу уйти из бизнеса | Холостяк
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImhvbG9zdHlhay5zdGIudWEiIHNyYz0iLy9wbGF5ZXIudmVydGFtZWRpYS5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4wMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

Ирина Скорикова грозит Искорневу уйти из бизнеса

Холостяк

Первый снег всегда тает – жизненные наблюдения. Пары, образовавшиеся во время шоу «Холостяк», распадаются – исторический факт. И все же в любом правиле бывают исключения. Viva! повстречалась с героями третьего сезона «Холостяка» Андреем Искорневым и его избранницей Ириной Скориковой и с радостью обнаружила, что их чувства не только не сошли на нет, как предрекали скептики, но и существенно окрепли. О том, как развиваются отношения Ирины и Андрея, каким они видят будущее, и какие неожиданные стороны характера раскрывают друг в друге – в эксклюзивном интервью для Viva!

На досужие разговоры и кривотолки эта пара давно перестала обращать внимание. «Наша жизнь наполнена гораздо более важными вещами, – утверждают Ира и Андрей. – У нас есть чувства, есть общее дело, мы смотрим не только друг на друга, но и в одном направлении…»

Итак, перед нами приятное исключение из правил: прошел уже год с момента завершения проекта «Холостяк», а вы все еще вместе.

Андрей: (Смеется) Да, кто бы и что бы ни говорил.

Ирина: Многие потирали руки, дескать, вот закончится контракт и тогда конец красивой истории.

А.: Так получилось, чем больше нас с Ирой разводят расстояние и злые языки, тем больше мы хотим быть вместе. Ходят досужие разговоры о том, что я живу приездами-наездами, мол, разве это отношения?! А я вот что скажу: когда встречаешься взахлеб, и не только в плане общения, разговоров, но и во всех аспектах жизни, тогда это и есть настоящие отношения.

Ирина Скорикова

Ірина Скорикова

Возможно, если бы ваши совместные фото чаще появлялись в Сети, это и было бы красноречивым ответом всем чемберленам вместе взятым?

И.: Я не скажу, что такой уж активный пользователь. Совместных фото у нас с Андреем много, но выставлять их напоказ я не тороплюсь. Мне, наоборот, кажется, если бы мы с утра до вечера выкладывали на всеобщее обозрение подобные снимки, это было бы странно. И потом, не скажу, что я особо суеверный человек, но свои женские заморочки у меня имеются. Разные энергетические посылы бывают и люди разные – далеко не все желают мне добра и счастья. Так что я стараюсь оберегать свое личное пространство – несколько раз обжигалась, больше не хочу.

А.: У меня как у мужчины заморочек меньше, поэтому я периодически что-то выкладываю на своих страницах. Но если на фото я один, тут же начинаются вопросы «А где же Ира?» Как будто я должен ежедневно выставлять фотоотчеты, и как будто мы вместе всегда, как попугаи-неразлучники!

Пусть нас осуждают поклонники 24-часового совместного пребывания – мы это как-то переживем. Когда есть общее дело, история, интересы, чувства, это очень сближает. И не обязательно срастаться, как сиамские близнецы.

О том, что такое быть постоянно вместе, вам, Ира, известно не понаслышке. У вас есть опыт официального замужества.

И.: Да, и этот опыт помогает мне не делать каких-то ошибок, которые я совершала до сих пор.

А.: Если выражаться фигурально, то из классического и современного искусства, я выбираю последнее. Поверьте, сегодня мы с Ирой сконцентрированы на наших отношениях.

Что за год, прошедший со времени окончания проекта, вы открыли друг в друге нового, чего не могли предположить с момента первого знакомства?

А.: Я замечаю в Ире милые женские капризы, нет, скорее – капризики, которые ее только украшают (ласково смотрит на Иру). А на самом деле, она очень терпеливая – я ведь не из тех людей, которые засыпают комплиментами. Еще Ира сильная и выносливая: занимается семьей, бизнесом – в киеской клинике она хедлайнер. Правда, бывают моменты – она периодически взрывается, грозится уйти из бизнеса, но мы это преодолеваем. Хватает мозгов и мудрости осознать, что сейчас это эмоция, а через 10 минут начнется совсем другой разговор.

Конфликтные моменты возникают на профессиональной почве или есть также и личные поводы?

А.: Все касается исключительно рабочих вопросов. Дома нам хочется поговорить о чем-то другом, потому что это всего лишь деньги и бизнес, которые не должны проникать в личную жизнь. И тем более портить ее.

Татьяна Витязь, Viva!

Полное интервью читайте в свежем выпуске журнала Viva!